Новая редакция статьи о нерестоохранных полосах леса в проекте поправок к Лесному кодексу чревата потерей не только лесных ресурсов, но и рыбы – из-за прямой угрозы для нерестилищ. Однако рыбаков к обсуждению этой инициативы не привлекают. Похоже, что рыбная отрасль узнает о принятых решениях постфактум, когда ущерб уже будет нанесен и последствия – в виде падения уловов – станут очевидны всем.

В Госдуме ко второму чтению готовится проект федерального закона «О внесении изменений в Лесной кодекс РФ в части совершенствования регулирования использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов и особо защитных участков лесов». Одна из его статей – о нерестоохранных полосах лесов – предполагает снятие запрета на сплошные рубки в этих пока еще охраняемых зонах. Если эта норма останется в предложенной ранее редакции, страна может лишиться около 50 млн гектаров леса, а над огромной сетью водоемов, которые играют ключевую роль в воспроизводстве рыбных ресурсов, нависнет угроза деградации. Это, в свою очередь, очень быстро и не в лучшую сторону отразится на популяциях ценных лососевых и осетровых видов рыб.

По предварительным оценкам экспертов, около 90% нерестилищ в водоемах, прилегающих к таким полосам лесов (а это 70% всех нерестилищ на территории России), подвергнется негативному влиянию. При худшем сценарии это приведет к сокращению их рыбопродуктивности и рыбных запасов в пять раз. При этом сами реки после сплошной вырубки нерестоохранных полос леса по их берегам – из-за последующей деградации почвы и уменьшения объема стоков – начнут мелеть в пять раз быстрее.

Такие далеко не радужные перспективы не беспокоят органы управления лесами, которые, вероятно, в первую очередь оценивают единовременные поступления в госбюджет от заготовки ранее недоступного леса. И эти ожидания, скорее всего, оправдаются. Ведь утратившие защитный статус нерестоохранные лесные полосы – это экономически ценный лес, давно достигший возраста спелости и к тому же окруженный вырубками и сетью дорог и инфраструктуры, – станут легкой добычей лесопромышленников. При грубом подсчете прибыль от лесозаготовки составит порядка полумиллиарда рублей плюс налоги, что выводит нас на сумму бюджетных поступлений, которую лесной сектор экономики собирает за два с половиной года. Осталось немножечко дожать законодательство – и план будет перевыполнен.

Казалось бы, легкие деньги, но вот беда, – ради разовой наживы страна не только потеряет лес, который играет ключевую роль в предотвращении деградации почв и сохранении гидрологического режима, но и, как побочный эффект, под удар попадут рыбные запасы. И если по общему закону природы где-то – в данном случае в бюджете лесного сектора – прибывает, то где-то непременно убывает. Все идет к тому, что убывать будет рыба.

Возникает закономерный вопрос: что думают по этому поводу на другом берегу – не в лесном бизнесе, а в рыбном. Знают ли рыбопромышленники о готовящихся изменениях в законодательстве и их катастрофических последствиях для будущего рыбных ресурсов страны и, если знают, почему не пытаются повлиять на процесс, пока это еще можно сделать без последствий для экологии и экономики?

Сомневающиеся в худшем сценарии могут обратиться к печальному опыту таких стран, как Швеция, Канада или США, рыбные запасы которых пострадали в результате сплошных вырубок лесов вдоль водоемов. Американцы, к слову, уже истратили огромные бюджетные средства на восстановление угробленной аналогичным решением сети нерестилищ.

Готова ли Россия к легкой прибыли в одной отрасли экономики, которая повлечет за собой убытки в другой отрасли и солидные бюджетные траты на длительное восстановление рыбных ресурсов? Или чиновники и ведущие рыбопромышленные компании просто не знают о готовящихся в соседнем ведомстве изменениях законодательной базы или не понимают их последствий?

Как лес защищает воду

Нерестоохранные полосы лесов, появившиеся еще в советский период, выполняют важные защитные функции, в том числе водо- и рыбоохранные, особую значимость имеет их санитарно-гигиеническая и рекреационная роль, а климаторегулирующее значение покрытой лесами обширной территории России носит глобальный характер. В действующем Лесном кодексе это единственная категория защитных лесов, обеспечивающая сохранность водных биоресурсов.

На сегодняшний день ширина большинства нерестоохранных полос леса, прилегающих к водным объектам, составляет около 1 км, и сплошные рубки на этой территории запрещены. Общая площадь лесов, защищающих нерестилища ценных промысловых рыб, составляет 56,8 млн га – это 20,4% площади всех защитных лесов, или 4,9% общей площади лесного фонда страны.

В большинстве случаев такие полосы представлены первозданным лесом – малонарушенными лесными территориями, никогда не подвергавшимися значимому антропогенному воздействию. Для многих субъектов РФ это практически единственные подобные участки леса помимо особо охраняемых природных территорий. Они являются важнейшим элементом экологического каркаса, поддерживающего устойчивость лесных экосистем и их биоразнообразие.

В результате вырубок лесов в прибрежной зоне усиливается размывание берегов, изменяется температурный режим водоема, ухудшаются условия питания и состояния кормовой базы рыб, русла водотоков засоряются порубочными остатками. Чем ближе к береговой зоне подходит сплошная вырубка, тем сильнее ее негативное влияние на условия воспроизводства рыб. Это проявляется в первую очередь через сокращение мест обитания и размножения рыб, ухудшение качества водной среды обитания, увеличение смертности рыб на ранних стадиях развития и в итоге на продуктивное размножение и общее состояние запасов водных биоресурсов рек и озер, включая ценных и особо ценных видов рыб — в том числе лососевых и осетровых.

В прибрежной зоне, где проявляется прямой водный сток, усиливающий опасность склоновой эрозии, лес, который обеспечивает лучшее водопоглощение, просто необходим. Лесистые участки на берегах рек играют преимущественно противоэрозионную роль и являются своеобразным фильтром и аккумулятором почвенных выносов. Не вызывает сомнения, что лесозаготовки рядом с водоемами могут привести к нарушению выполняемой лесом нерестоохранной функции.

Что предлагает законопроект

Суть новой редакции поправок к Лесному кодексу, касающихся нерестоохранных полос, сводится к упразднению их защитного статуса, что сделает сплошные рубки на этой территории легальными. Конечно, защитный статус сохранят за собой водоохранные зоны, но их ширина всего 50-200 м. В итоге практически по всей стране ширина участков, где действует запрет на сплошные рубки вдоль рек с нерестилищами, сократится с 1 км до 50-200 м.

Кстати, новая категория охранных территорий – рыбоохранные зоны шириной 50-200 м – согласно информации на сайте Росрыболовства, утверждена пока только для шести регионов страны (Республика Адыгея, Республика Алтай, Алтайский край, Амурская, Астраханская и Архангельская области). Но даже если бы этот режим действовал во всех субъектах РФ, ширина рыбоохранных зон значительно меньше существующей сегодня охранной полосы в 1 км и обычно совпадает с водоохранными зонами.

Таким образом, в случае принятия законопроекта в текущей редакции площадь нерестоохранных полос лесов сократится многократно. Это может привести к ухудшению состояния нерестилищ промысловых рыб и к последующей потере рыбохозяйственной значимости водных объектов, деградации отдельных популяций водных биоресурсов, снижению их продуктивности, и в конечном счете к падению объемов их добычи в рамках промышленного и других видов рыболовства.

Что делать рыбакам

В России экспертные оценки, позволяющие четко определить ширину нерестоохранной зоны, которая необходима для эффективного сохранения водоемов и их биологических ресурсов, пока не проводились. Для этого требуются дополнительные исследования экологических функций нерестоохранных полос лесов, связей между состоянием лесов, рыбопродуктивностью, водным режимом рек и лесохозяйственной деятельностью.

Представители научного сообщества, эксперты Всемирного фонда дикой природы (WWF) и других российских природоохранных организаций настаивают, что изменение законодательства необходимо производить на основании результатов таких исследований. Только так можно выработать оптимальное нормативное решение, обеспечивающее сохранение нерестовых функций водных объектов. До момента разработки этого решения предлагается не менять критерии установления нерестоохранных полос лесов и сохранить их нынешнюю площадь, ширину и распределение.

Пока эти требования не находят отклика у органов власти, занимающихся лесным законодательством. Не пора ли представителям рыбопромышленного бизнеса и соответствующих ведомств вступить в этот диалог? По сути, схема, которая поможет уберечь нашу экологию и экономику от решений с непоправимыми последствиями, очень проста: сначала – экспертный анализ, и лишь затем – обоснованные изменения законодательства. Иначе у нас не останется ни рыбы, ни леса.

Константин КОБЯКОВ, координатор проектов по лесам высокой природоохранной ценности WWF России

Источник: Fishnews